Черты антропоморфизма

Оценить
(0 голоса)

Явные черты антропоморфизма эстетики Чернышевского не должны заслонять от нас того факта, что он понимал прекрасное как чувственное выражение бытия предметного мира. Не практический интерес, не созерцание абсолютного духа, не гегелевское постижение истины, а полнота проявления бытия вещи — это и есть прекрасное, что вызывает ощущение «тихой радости».

В противоположность Гегелю, низводящему материально-чувственное в красоте до «чистой видимости», Чернышевский утверждает, что красота — не призрак, а реальное свойство вещей, и красота в природе выше, чем красота в искусстве, потому что «силы человека гораздо слабее сил природы, работа его чрезвычайно груба, неловка, неуклюжа в сравнении с работою природы»2. Здесь важно заметить, что Чернышевский говорит о работе природы, причем эта «работа» присуща не только живой природе, но и, полусловам автора, «природе бесчувственной, мертвой». Есть основания полагать, что, определяя прекрасное как «жизнь», Чернышевский включал в это понятие и гармонию связей в предмете, упорядоченность, структурность вещи. Автор «Эстетических отношений.» пишет: «Бессознательность геометрического стремления в пчеле, бессознательность стремления к симметрии в растительной силе нисколько не мешает правильности шестигранного строения ячеек соты, симметрии двух половин листа».

Подробнее в этой категории: « Предмет эстетики Сознание человека »
Сознание человека
Созидательное начало
Свет и цвет
Научное теоретическое решение
Красота

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход